Могу сказать всем николаевцам, жителям области, всем украинцам, гражданам, друзьям, недругам «спасибо», — Николай Дадеу

Волонтерская деятельность занимает немного времени, но она очень важна в наше время
В наше время, время необъявленной войны, многие люди нуждаются в помощи. В первую очередь это военнослужащие, власть не смогла с самого начал обеспечить бойцов всем необходимым и вот тут на помощь пришли волонтеры.

Данные люди и днем, и ночью помогают бойцам, везут все самое необходимое, рискуя собственной жизнью. Прикладывают все усилия, чтобы достать такие необходимые вещи.

Николаевские волонтеры сыграли не последнюю роль в помощи военнослужащим.

Корреспондент Nikolaev-Сity пообщался с николаевским волонтером Николаем Дадеу, который практически каждую неделю ездит в зону АТО и передает гуманитарную помощь от неравнодушных николаевцев.

Николай, Вы известный волонтер, который неоднократно помогал различным бригадам военнослужащих в АТО. А как давно Вы стали волонтером, когда началась данная Ваша деятельность?

— Что такое волонтер? Это человек, наверное, который занимается благотворительными проектами в первую очередь. Таким я уже давно занимаюсь, около десяти лет. А если говорить непосредственно уже за помощь бойцам, то с апреля месяца.

Страшно ли ездить в зону проведения АТО?

— Конечно, всем страшно и страшно бойцам там служить. Вообще война — это страшное дело, я не думаю, что найдется человек, которому не страшно. В принципе это нормально.

Как семья и близкие реагируют на поездки в АТО, на волонтерскую деятельность?

— Тяжело, поначалу мама чуть не плакала, а потом примирились с моим рвением туда, нормально. Говорят, чтоб главное не попадал, не лез в горячие точки, мы особо и не лезем, не доезжаем до горячих мест, чтобы не подставлять ни себя, ни военных.

Как к волонтерам относится государство, а как сами люди — и нуждающиеся, и дающие, и нейтральные?

— Люди по-разному относятся. Я вижу 98%, которые помогают и есть 2% — те люди, которые не могут помочь и, конечно, люди, которые пытаются как-то уколоть, задеть. А так в основном практически все поправляют, исправляют. Я человек несовершенный, высказываю иногда идею, как костяк, а потом люди комментируют, подсказывают в том или ином проекте. Потому что поездки бывают разные, не только мы возим продукты, но и помогаем другими делами, сама поездка — это подведение итога.

Кто еще из николаевцев участвует в поездках в АТО к нашим военнослужащим, кто транспорт дает для поездок?

— Очень много николаевцев ездят. Буквально в последней поездке была интересная фраза, диалог. Нас на блокпосту остановили, мы ехали домой, смеркалось и нас останавливают грозный нацгвардеец, проверка документов, все паспорта, хотя по закону он не имеет права требовать паспорта у пассажиров, но тем не менее. Мы достаем, пока достаем — он спрашивает «откуда вы», мы говорим «из Николаева, волонтеры, едем уже пустые домой». Он нам: «А волонтеры с Николаева, благословенная земля, все проезжайте с Богом». Действительно очень много, только я знаю порядка 5 команд, которые ездят непосредственно туда, причем возят бусиками, легковыми машинами очень много. Я могу говорить только за свою так сказать группу, команду. У водителя нашего небольшой частный бизнес, он же водитель, его же машины, иногда он солярку покупает, иногда подкидывают. С Казанки нам помогают очень сильно. Водитель оттуда, сбор продуктов именно в нашей команде оттуда. Жовтневая райадминистрация помогает, они тоже собирают сами продукты, занимаются тем, что волонтеры шили сети маскировочные, они передают нам. Жовтневая райадминистрации удивительная, только голова администрации видит, что я готовлюсь ехать, она мне звонит, спрашивает чем помочь. Есть очень много людей, которые помогают. Как сказал Александр Кабанов, техдиректор «Мuкоlа.net»: «Один волонтер — это тысяча человек». Может и не тысяча, но сотня точно есть.

Очень много, на пальцах не перечислить, есть предприятия которые помогаю. Есть СТО, которые говорят, что если вдруг что-то с машиной, подъезжайте, отремонтируем. Последние две поездки отозвался директор одной заправки, сказал, что «много давать не буду, но половину точно заправлю». Нельзя сказать, что не помогают, помогают и с Киева, и с Херсона, с Одессы звонят, с области, Новый Буг, Казанка, Баштанка. Как и мы ездим помогаем. Как мы ездим не только в николаевские части, так и  нам помогают. Они знают, что мы едим туда и они звонят, передают. Самое интересное в моей практике. Мы ездили в Правый сектор, солярку дала женщина из Калининграда, россиянка, это для меня было разрывом шаблона. С нами ездят ребята с Казанки, с Николаева, есть парень с Баштанки, помогает тоже. Иногда берем 1-2 человека местных, иногда и больше, в зависимости от поездки, они потом проникаются, помогают еще больше.

Как Вы настроены по отношению к руководству армии?

— Руководство армии должно разобраться само с собой, волонтерство — это третья рука, нога, третья почка, это в любом случае неправильно. Но, так как наше государство сейчас не сможет. Как сломал человек ногу, ему дают костыль, волонтер — это костыль, но тем не менее, кто хочет ходить на костылях? Костыль — это не нормально, плохо. В данном случае — это необходимость, но с другой стороны, мы прочувствовали на себе, что это нужно. Во время всей этой войны, военных действий, в любом случае народ, сам народ, не говорю сейчас про власть, видит и он будет помогать армии, будет за ней следить, как за необходимой ветвью власти, потому что она приходит и устанавливает власть.

Добровольцем в АТО не хотите пойти? 

— Были такие мысли, не знаю, меня, наверное, не возьмут по состоянию здоровья. Хотя я попросился в один батальон Нацгвардии, «возьмите меня на трудовые поруки, на недельку, на вторую, у вас батальон боевой, а у меня будет трудовой». Есть идея, но, наверное, это останется только идеей, организовать волонтерский батальон, заехать в какое-то село, есть сейчас очень много освобожденных, в которых власти нету местной, и помогать там, восстанавливать. Есть идея поехать туда на длительное время, пока это неделя, две, а потом больше.

Наверное волонтерская деятельность занимает все время, как Вы зарабатываете и на что живете?

— На самом деле не так много она занимает, если брать в промежутке времени, то занимает на одну поездку 48 часов, одна поездка у меня раз в неделю. 48 часов из недели я занимаюсь ею. Из которых половина, даже больше — это сама поездка. Я не занимаюсь складированием, я не бегаю по городу так, чтоб массово, благодаря моим знакомым есть много точек в городе, куда могут люди принести помощь ту, что они хотят. И я вот за день до отъезда объезжаю это все и забираю. В основном вся работа ведется на телефоне, плюс сам Фейсбук, интернет. Чем зарабатываю? Я занимаюсь самими проектами в Интернете, делаю сайты, журналист – фрилансер, иногда пишу для некоторых изданий, не николаевских. Поэтому есть где заработать.

Как Вы отчитываетесь, если получаете деньги от организаций и людей?

— От организаций я ни разу не получал деньги, от людей я в основном прошу, чтобы они покупали сами, чтобы я не имел возможности вообще к деньгам прикасаться. Есть такие вещи, как, например,на бензин, на солярку скидываю деньги, тогда я публикую. В основном, честно говоря, из собранных полторы-две тысячи помощи, через меня максимум проходит две тысячи гривен, я практически не имею отношение к деньгам, к помощи. Есть люди, которые покупают и непосредственно передают. Отчеты в основном фото, видят на фотографиях, есть которые я публикую и есть те, которые не публикую в силу разных причин, тогда я  уже лично людям скидываю отчет, тем, которые купили дорогостоящий предмет, которых мало, редко. Есть ряд причин: иногда бойцы не хотят светиться, иногда расположение или еще что-то. Был один момент, одна часть попросила генератор, но так как мне нужен был фотоотчет, был человек, который был готов его купить, они отказались от помощи, не захотели светиться.

Сейчас много организаций «отмывают» деньги на чужих бедах. Велик ли риск поддаться соблазну и наживиться?

— Риск — он всегда велик, где есть что-то материальное. Мы не организация, мы просто инициативная группа человек, можно сказать конкретно 5 человек, которые занимаются непосредственно. Риск всегда большой, все зависит от человека. Я всегда отчитываюсь. Мне кажется, что тут еще важна роль самого благотворителя, он должен просить фотоотчет, важно это. Риск большой, даже в свете последних событий насчет меня. Очень много историй и мы попадали в такие истории, когда нам продавали наши же приборы, которые мы привозили, всегда надо быть внимательным, контролировать все самому. Очень много есть моментов удивительных. Например, вот говорим:  «У меня не хватает 100 грн. на солярку», но человек говорит: «100 гривен не дам, но генератор куплю». Генератор, который стоит 5 тысяч он купит, а 100 гривен нет, потому что он считает, что 100 гривен я могу украсть, а генератор как-то в карман не положишь, наверное так. Надо следить, контролировать и работать с теми волонтерами, которым доверяете.

Прокомментируйте ситуацию насчет одесского Майдана, почему Вас обвинили в присвоении денег?

— Этой теме надо давать отдельную статью. Все мы хотели жить по-новому, давайте жить по-новому, разбираться в органах, где это должно разбираться, в милиции, суде. Почему люди это выкинули в Интернет, не позвонив мне, зная мои телефоны. Очень много вопросов у меня к ним. Я буду разбираться сам в этом, именно с помощью правоохранительных органов. Что говорить сейчас, надо разбираться. Сейчас отвечать на их претензии — это будет долго.

Какая по-Вашему мнению сейчас ситуация в АТО?

— Сложная, очень сложная. Единственное, что из фазы ожидания какого-то мы перешли в контрнаступление, в фазу освобождения. Сейчас очень много моментов, когда будет очень много жертв по разным причинам, не важно форс-мажоры или тому подобное. Будет много моментов, когда те или иные вещи, продукты, будут попадать под обстрел. За день до нашей последней поездки на той неделе, мы узнали, что один из блок-постов, куда мы не доезжаем, был обстрелян, сгорело все, благо, что не было жертв. Конечно, мы передали немного теплых вещей, продуктов, туда мы не поехали в силу собственных планов, но хоть что-то передали. Плохо, что все сгорело, хорошо, что бойцы живы. Такие вещи будут, от этого никуда не деется, к сожалению это война.

В чем еще нуждаются военнослужащие на данный момент?

— Во многом, наверное, в продуктах меньше всего. В форме, хорошей форме в первую очередь. Потому что та форма, которая выдавалась последняя, осенью, летом, она не очень хорошая по качеству. Нехватка обуви по ряду причин. Те же берцы военные старые, в них боец пришел отдохнуть возле буржуйки, ноги потянул до буржуйки, покимарил полчаса, подошва просто расплавилась. Очень хорошо делает Олег Мудрак, волонтер, депутат николаевский, оказывает помощь нужную. В медицине нуждаются, в основном — это больше госпитали нуждаются. Еще в технике, GPRS, планшеты, есть уже программы благодаря волонтерам, которые делают расчеты, раньше это делалось на бумаге 2х2, уложить ее в поде под дождем, снегом неудобно, карты старые, еще 70-80-х годов. Сейчас это волонтеры уже сделали программы, имея обыкновенный телефон – андроид, планшет, это можно сделать легко и просто, сильно не задумываясь.

Есть вещи, которые можно сделать по уставам, это рюкзаки, это какие-то чехлы для управления. Еще перчатки хорошие. Много вещей, носки, трусы – это немного ушло, но в силу тех обстоятельств, что негде стирать. Есть такие моменты, что волонтеры разленивили бойцов, но это было летом, сейчас уже не так. Сейчас это уже не то вооружение, не та армия, под которую писали стандарты в 80-х годах. Какие-то грелки новые, защитные экраны, как были сделаны у нас на тепловозоремонтном заводе и в 79-й части. Этого же нет в вооружении, нет в стандартах. Это люди сами придумали.

Буквально вчера человек звонил, говорит что делает грелку, вид консервной банки с парафином, греет час, спросил сколько надо, сказали, что сколько дадите. Едем в четыре точки, им надо, они в полях стоят. Эти грелки могут чайник воды нагреть за 15 минут, это хорошо, когда можно выпить горячего в полях. Очень много что необходимо. Мозгов нужно, потому что есть много ленивых бойцов, глупых. Сейчас уже не так. Видим, когда бойцы, хоть и на отдыхе, не на дежурстве, но они подвыпившие. Мы так отказались одной части помогать из-за того, что мы дважды приезжали, а там были пьяные бойцы. Мы сказали, что будут трезвые, мы приедем. Это не из наших, но не только они этим грешат.

Вы помогаете мирным жителям в АТО?

— Стараемся. В последней поездке мы передали детям конфеты в школу. Лично не давали, передали бойцам, чтоб они детей поздравили, теплые вещи, обувь, теплые книжки какие-то, мы не старались, но пока не было необходимости, но стараемся наш градус сменить. Вот видим детей, конфеты передаем, угощаем по жмене, а так в основном нет. В последней поездке бойцы попросили, чтобы мы помощь привезли и мы сами задумались, что как бы помощь немножчко нужно, надо о гражданских думать. Бойцы вот говорили, что им не нужно такое количество продуктов, которое мы им привезли, они просили у нас разрешения передать это в школу, чтобы школа могла готовить детям обеды.

Как они реагируют на помощь, есть те, кто не доверяет украинской власти?

— Мы пока в основном с детьми общались, стараемся лишнюю минуту не задерживаться, заехал, отдал, обнял, когда помолились, потому что у нас в команде есть верующие люди, и быстро назад, не задерживаясь лишний раз в зоне АТО, не подвергая опасности ни их, ни себя. Вот в последний раз мы ехали в часть, мы от них отъехали, на соседнем квартале на нас напали, кто ответственный, та часть, к которой мы ехали. Пусть бойцы передают, они знают, что и как на месте, я считаю, что это правильно. Волонтеры грешат лишним требованием к себе внимания. Я лично стараюсь не заезжать в горячие точки, не подставлять ни себя, ни команду, ни бойцов. У нас это как бы негласное правило. Главное — результат, а не показуха. Встречный вопрос, а зачем все это, интервью, в Интернете. Просто, когда люди видят, что это все делается, они прилагают все больше усилий, с каждой поездкой ко мне с вопросом «чем тебе помочь» обращается все больше и больше людей. Мы сделали уже около 10 открытых поездок и где-то 5 не афишировали, в силу того, что части просят этого не делать и каждый раз я не успеваю написать, что я еду, обращается кто-то, кого до этого я не знал. Людей много, действительно за одним волонтером — сотни. Это не по поводу меня или моей команды, это общее. Вот я ищу стоматолога, который поедет в зону АТО, опубликовал я это наверное дня 2-3 назад. Сегодня ночью добавилась женщина, какая-то там «Сотня Киевская волонтерская», где есть ассоциация врачей, которые помогают бойцам и могут выезжать, к вечеру она должна пообщаться с врачами и может кто-то согласится. Уже через одну поездку я уже надеюсь, что мы повезем врача туда.

Помимо АТО, Вы помогаете и родному городу, например, акция «Подари ребенку книгу» — расскажите о вашем участии в ней и других мероприятиях. Кому Вы еще помогаете?

— Акцию эту организовала Света Чебанова и Алуника Добровольская. Я их хорошо знаю. Подобную акцию я организовывал сам еще в 2011 году. С чувством ностальгии, с чувством желания — тоже присоединился. Внес несколько книг, которые я считаю нужно читать детям, купил , опубликовал в Фейсбуке, друзья присоединились. Это не моя акция, я такой же человек, как последний в ней. Постарался все сделать от себя возможное. Помогал до поездок, сейчас еще чем-то заниматься будет очень тяжело. Раньше занимался многими благотворительными проектами, не без этого.

Оказываете ли Вы помощь беженцам, которые временно проживают в Николаеве и Николаевской области?

— Мы ездили в две семьи, отвозили продукты. В Шевченково — там есть семья, живет в здании церкви протестантской и еще есть семья беженцев в Октябрьском, мы им тоже помогаем, передавали продукты. В основном чем им помогать? Продуктами. Ко мне не обращались, жилья у меня нет, спрашивали знакомые, чем можно помочь, советовал в соцзащиту обращаться, которая этим занимается.

Как думаете, у волонтеров и журналистов есть какой-то способ достучаться до людей, которые ничего не прислали армии?

— У журналистов главное дело – это освещение, наверное, есть способ — это их работа. Волонтерам, в первую очередь, делать это добросовестно. А журналистам, вот даже в моем случае, они опубликовали одну сторону, не спросив меня, моего мнения, вот это дело журналиста. Волонтеры должны брать и ехать, делать это правильно. Есть такие вещи, когда бойцы хотят лишнее, например гамбургеры из Макдональса, понимаем, что хочется, но это самое малое, это лишнее. Надо с умом подходить. Есть в Библии фраза такая: «Добродетели будьте рассудительны», то есть не просто привезти продукты, но, а если он голодный или босый, продукты не спасут.

Самый запомнившийся случай за время работы волонтером.

— Это больше служение, а не работа. Много запоминающегося, наверное, две прошлые поездки. Мы утром заехали в НацГвардию не нашу, не николаевскую и наш водитель говорит, послушав их жалобы «у меня для вас что-то есть» и достает очень хороший бинокль, который стоит около 10 000 гривен, для меня это был очень приятный сюрприз, для бойцов тоже. Для меня тоже было интересно, когда в той поездке мы ехали назад, тоже через них и мы поломались. Нас бы утром отвезти в центр и они сказали, что что-то придумают. Мы уснули, машина работает, через час нас окружают с автоматами, а мы сонные все и кричат «Коля выходи» и мы поняли, что это наши друзья, нас ночью оттянули и тогда утром приехал местный житель. Мастер на все руки, ему уже все рассказали, мы не успели проснуться, глаза протереть. «Я знаю что у вас случилось, поехали ко мне позавтракаем, все сделаем», – сообщил он. Было очень удивительно, приехали, отремонтировал, но того ремонта на долго не хватило, мы опять сломались в Херсонской области, не успел я опубликовать в Фейсбуке, уже человек 5 позвонило и говорит: «Чем  вам помочь и вообще у нас брат рядом живет, мы приедем». Нас ночью на следующий день оттянули, это было в позапрошлой поездке, а в прошлой поездке мы ездили с пастырем протестантской церкви, у него сын очень хорошо поет и мы на блок-постах пели колядки гаишникам, это их приводило в ступор, практически нас не проверяли в этот раз. В предыдущих поездках было очень строго, и в носки лезли, и по всем карманам. В этой поездке, наверное, Бог был действительно с нами, все было очень хорошо.

Есть момент, который тронул меня за сердце, привезли мы помощь бойцам, выгружаем много вкусностей и один боец подходит и говорит «у вас есть детские письма», мы дали, он стал в стороне и видно было что вот-вот заплачет. Я заметил так многие бойцы, это как в метель грелка, которая греет. Вот этого не хватает — рисунков, писем.

Кого Вы бы хотели поблагодарить за помощь, оказанную нашим военным и беженцам?

— Всех, народ, сотни людей. Говорить только о тех людях, которые помогают через меня, это было бы кощунственно и не правильно. Есть люди, которые просят не говорить о них, есть те, кто анонимно помогает мне, чтобы я помогал им. Нельзя сказать, кто именно. Могу сказать всем николаевцам, жителям области, всем украинцам, гражданам, друзьям, недругам. Потому что есть моменты, когда мне какой-то человек несимпатичен, а в силу своих действий он помогает, помогает армии и себе, сохраняя мир, не давая чуме распространиться. Очень многие волонтеры помогают в логистике, в советах по покупкам и поездкам. Поездки три точно мы отменили, потому что не было необходимости нам ехать, а можно было передать. Много волонтеров, большое общение со всеми городами. Так, например, в последней поездке волонтеры Мариуполя показали нам лучше, чище и безопаснее дорогу, так как та дорога, которую мы знали, обстреливалась.

Когда и куда планируется следующая поездка в АТО?

— Уже на этой неделе. Это будет точно 28-я бригада. Недавно я обсуждал возможность попасть в Пески, где 93-я бригада и другие, в Донецкий аэропорт ехать не буду. С Песками еще неизвестно точно. Наверняка еще 14-я бригады. На данный момент известно, что мы поедим в 3 роты 28-й бригады в расположение и попадем в Силидовский госпиталь, это в на данный момент уже известно, дальше будет известно точнее, куда будет наша поездка и где нужна наша помощь.